Русская православная община в Бейруте

Публикуем статью выпускника Богословского факультета Баламандского университета (Ливан) Евгения Бахтина, посвященную истории русской православной общины в Бейруте.

IMG_1669Ливан – один из самых необычных уголков планеты. Его земли располагаются вдоль побережья Средиземного моря до гор Антиливана на востоке. Это государство является наследником древней Финикии, начало истории которой теряется в глубине веков. Имена южных городов Тир и Сидон увековечены в Священном Писании Ветхого и Нового Завета, где они упоминаются, как центры богатого царства, или как города, чуткие к принятию проповеди Господней.[i] Так же многим известно о чудесах, которые пророк Илия совершил в Сарепте Сидонской, нынешнем Сарафенде.[ii]

Здесь живёт такой же мягкий и гостеприимный, как климат Средиземноморского побережья, ливанский народ. Ни гражданская война 1975-1990 годов, ни последующие страшные удары не смогли подавить доброту и открытость ливанцев. Среди них здесь, на этой библейской земле, нашли приют множество семей русской белой эмиграции, а затем и следующие поколения соотечественников, приехавших на новое место жительства со своими ливанскими мужьями, которые нередко получали образование в странах бывшего Советского Союза.

Поселившись вдали от Родины, душа особенно жаждет общения с Богом.[iii] Поэтому одним из первых дел эмигрантов первой волны для устроения церковной жизни было создание православной общины в Бейруте в 1927 году.[iv]

Однако среди эмигрантов, поселившихся в Ливане, не было священника. Причиной такого положения было то, что «за рубежом  оказалось крайне мало священников. Из России выехало 10 процентов епископата и 0,5 процента общего числа русских священников. Духовных пастырей не хватало. По свидетельству митрополита Евлогия, возглавившего Русскую Церковь в эмиграции, рукополагали способных к духовной деятельности людей зрелого возраста и многих бывших офицеров».[v]

Кроме того, что у русской общины не было своего священника, у неё не было даже временного храма, поэтому и «в Дамаске и в Бейруте приходилось молиться по домам и ждать приезда из Иерусалима нашего отца Гавриила»,[vi] – пишет староста прихода Ирина Алексеевна Жабер. Отец Гавриил был священником при Русской Духовной Миссии в Иерусалиме и время от времени приезжал в Бейрут и Дамаск на поезде, чтобы совершать богослужения.

Первым священником для постоянной службы на месте стал архимандрит Русской Православной Церкви Заграницей Гермоген (Золенко). О нём старожилы общины вспоминают с любовью: «Архимандрит Гермоген воспитал нас», – говорят они.    Антиохийская Православная Церковь выделила русской общине Бейрута для совершения богослужений предел Благовещения Пресвятой Богородицы в храме святителя Николая в Ащрафие. Этот храм до 1946 года стал сердцем русской духовной жизни в Ливане.

В мае месяце 1945-го года, Патриарх Алексий I во главе делегации Московского Патриархата, на самолете, предоставленном ему советским правительством, объехал весь Ближний Восток. Посетив Иерусалим и Египет, Патриарх Алексий прибыл в Бейрут 16-го июня и провел в пределах Антиохийского Патриархата 2 недели. А через год, 15 мая 1946 года, во многом благодаря усилиям Татьяны Алексеевны Савельевой, в Бейруте было образовано подворье Московского Париархата, на которое был назначен архимандрит Симеон (Никитин).[vii]

«В ноябре 1946-го года, на Ближний Восток прибыла делегация Московской Патриархии с Митрополитом Григорием Ленинградским во главе. Так 15-го ноября в Бейруте советская делегация подняла вопрос о приходах Русской Зарубежной Церкви, находящихся в пределах Патриархата. Следствием этого визита был вызов в Патриархию архимандрита Гермогена (Золенко) в феврале 1947-го года».[viii] Как написал в своем отчет об этой встрече о. Гермоген, на приеме у Патриарха Александра III-го присутствовал представитель Москвы — архимандрит Симеон. Отец Симеон настойчиво и упорно, Блаженнейший Патриарх мягко, уговаривали архимандрита Гермогена подчиниться Москве. Но на все уговоры о. Гермоген отвечал категорическим отказом изменить митрополиту Анастасию и Русской Зарубежной Церкви.[ix] После этого община Русской Зарубежной Церкви продолжала молиться в Благовещенском пределе.

Одновременное существование двух столь разных приходов, Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви, создавало напряжение среди эмигрантов. Оно практически раскололо ливанскую диаспору на две части: тех, кто принял священника от Московского Патриархата, стали называть «красными», и вместе с тем прекратилось общение между верующими двух общин.[x]

Русская Православная Церковь настаивала на необходимости подчинения Московскому Патриарху Алексию I. Так в сентябре 1952-го года митрополит Николай (Крутицкий) в письме за № 714 митрополиту Бейрутскому Илие (Салиби) настаивал на том, что подчиняющиеся Митрополиту Анастасию суть раскольники и просил отнять от русской эмиграции предоставленный ей храм. По свидетельству Ксении Борисовны Новиковой, одной из старейших прихожанок русского подворья, в 1956 году Антиохийская Церковь забрала у зарубежников Благовещенский предел, и поэтому они стали совершать молитвы на дому. А в 1960 году зарубежная община прекратила свое существование. Всё это послужило к разрешению возникших противоречий. После отбытия священника РПЦЗ, русская православная община Зарубежной Церкви постепенно влилась в общину Московской Патриархии.

В этот период активно укреплялись отношения между Русской и Антиохийской Православными Церковами. Как ответ на открытие подворья Московского Патриархата в Бейруте, через два года, в 1948 году, Антиохийская Патриархия получает в Москве храм-подворье. Настоятелем подворья назначается архимандрит Василий (Самаха). Кроме этого Русская Церковь оказывала серьезную материальную помощь братской Антиохийской Церкви: так, вскоре после открытия подворья, Антиохийская Патриархия получила крупную финансовую помощь для постройки в Дамаске нового патриаршего дворца,[xi] в декабре 1960 года, при посещении Востока патриархом Алексием выдаются 30 тысяч ливанских фунтов для постойки современного госпиталя св. Георгия Победоносца вместительностью 250 мест (открыт 18 июля 1966 года при посещении Бейрута митрополитом Ленинградским и Ладожским Никодимом)[xii], тогда же выдаются 10 тысяч долларов для издательства Патриархии.[xiii]

Также между Русской и Антиохийской Церквями укреплялось духовное общение: старожилы вспоминают, что нередко пасхальные службы совершались вместе с православными ливанцами, и все вместе причащались Святых Христовых Таин от одной чаши.

Со времени формирования подворья Русская Православная Церковь непрерывно направляет священников для русского прихода. Настоятелями подворья Московского Патриархата были следующие священнослужетели:

Симеон (Никитин), архим. назначен с образованием прихода 15.05.1946

Сергий Казанский, прот. (точные сведения только в ГАРФ)

Павел Статов, прот. назначен 22.02.1960

Иаков Ильич, прот. назначен в марте 1966

Петр Нецветаев, прот. прибыл на место служения 3.11.1971

Адриан Должиков, прот. приступил ко служению в 1977

Степан Кашуба, прот. приступил ко служению в 1981

Николай Старк, прот. настоятель с 1987 по 1990

Григорий Припутников, прот. приступил ко служению в 1992

Александр (Елиcов), архим. назначен 6.10.1999

Анатолий Егоров, прот. назначен 12.03.2002

Арсений (Соколов), иг. назначен 25.12.2013

Русская община не имеет своего храма в Бейруте, однако Антиохийская Церковь любезно предоставляла для совершения богослужений храм св. Георгия Победоносца в Ащрафие, а теперь церковь св. Иоанна Предтечи рядом с посольством Российской Федерации.

В настоящее время настоятелем подворья Русской Православной Церкви в Бейруте являетя по совместительству представитель Патриарха Московского и всея Руси при Патриархе Великой Антиохии и всего Востока игумен Арсений (Соколов).

Старостой прихода с 1998 года является всеми уважаемая Ирина Алексеевна Жабер, живая носительница истории, дочь русского офицера, эмигрировавшего на Ближний Восток. Она любит Христа и Церковь, много трудится для общины, которая становится всё крепче и сплочённей. Её наиболее светлые воспоминания о русской общине связаны с пасхальными и предваряющими Пасху богослужениями. С особенной радостью она вспоминает ночные крестные ходы в то время, когда ещё служили в храме св. Георгия Победоносца в Ащрафие, христианском квартале города. В это время приход состоял в основном из потомков первой волны русской эмиграции. Нередко участвовали в богослужениях и православные ливанцы. На приходе был сильный хор под управлением Веры Никитичны Ганем, в котором пели те, кто с детства был в Церкви со своими родителями и помнил, как совершалась Пасха в дореволюционной России.

Прихожане с теплотой вспоминают бойцов миротворческой миссии Украины в Ливане, личный состав которых находился в стране с 2000 по 2006 год. На большие праздники, в том числе на Пасху, миротворцы непременно приходили молиться вместе с русской православной общиной.

Как замечает доктор Сухейль Фарах, профессор кафедры философии Ливанского университета, русская православная община в Бейруте имеет большое историческое и духовное значение. Благодаря ей на Ливанской земле сохранилось русское православие, которое на протяжении долгого времени гармонично сосуществовует с православием Ливана и всего Ближнего Востока. Также он отмечает, что русский приход является источником духовной пищи, и это играет важную роль в укреплении религиозного сознания верующих.

Ливан же, по справедливому замечанию Ирины Алексеевны, является продолжением Святой Земли. И такая близость к местам жизни, проповеди, смерти и воскресения Главы Церкви Иисуса Христа, наполняет душу радостью. «Слава Богу! Что бы делали мы без Церкви?! Это большая радость, что Россия заботится о нас и присылает священников», — восклицает староста общины в светлые пасхальные дни. Слава Богу, что Русская Православная Церковь не оставляет своих верных, оказавшихся вдали от Родины.

Жизнь русского православия на земле Ливана продолжается.

Евгений Бахтин.

Баламанд, 2016 г.

 

[i]               Евангелие от Луки, 10 глава, 13-14 стихи.

[ii]              3 Книга Царств, 17 глава.

[iii]             «Многоуважаемые братья и сестры!» И. А. Жабер. / Русские в Ливане. Российские соотечественники в Ливане: история и современность / Сост. С. А. Воробьёв. Бейрут, 2010. Стр. 175.

[iv]             Русская Православная Церковь Заграницей (1918-1968) / Под ред. гр. А.А. Соллогуб: Т.2.Иерусалим, 1968. Стр.1276-1277.

[v]              «Многоуважаемые братья и сестры!» И. А. Жабер. / Русские в Ливане. Российские соотечественники в Ливане: история и современность / Сост. С. А. Воробьёв. Бейрут, 2010. Стр. 173.

[vi]             Там же. Стр. 175.

[vii]            Письма патриарха Алексия I за 1946 г. № 116, стр. 157. URL: http://statearchive.ru/assets/files/Pisma_patriarha_1/1946.pdf (Ссылка действительна на 14.10.15 г.)

[viii]           Трубников Александр, протоиерей. Ближний Восток — Колыбель Православия. http://palomnic.org/history/obzor/bv/8/ (Ссылка действительна на 14.10.15 г.).

[ix]             Доклад архимандрита Гермогена и копия письма Митрополита Николая находятся в архиве Православного Информационного Центра.

[x]              Со слов Ксении Борисовны Новиковой, старейшей прихожанки Подворья РПЦ.

[xi]             Журнал Московской Патриархии. 1949 г № 3.

[xii]            Журнал Московской Патриархии. 1966 г. № 8, стр. 2 – 4.

[xiii]           Трубников Александр, протоиерей. Ближний Восток — Колыбель Православия. http://palomnic.org/history/obzor/bv/8/ (Ссылка действительна на 14.10.15 г.).

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s